Чтобы перестать контролировать все и всех вокруг, необходимо будет встретиться со всеми переживаниями, от которых так хочется убежать.

Контроль, жесткое планирование всех этапов действий, не только себя, но и других людей, событий и даже явлений — это всегда попытка избежать собственных чувств.

Такая защита становится своеобразным спасательным кругом, оберегающим от моря своей же жизни.

Не испытывать ничего.
Кажется, это лучше, чем погружаться в страхи, боль, панику, ощущение себя неважным, безоружным и отчаявшимся.

Есть иллюзия, что, оградившись от переживаний, я смогу обеспечить себе комфорт и гармонию. На поверку же расплачиваться за этот якобы комфорт приходится жутким напряжением, скованностью в движениях и желаниях. Потому как страшно оступиться — не чувствуешь опор внутри, кроме того самого контроля.

В прошлом году моя дочь сильно болела. Были угрозы и остаться инвалидом, и в принципе не выжить. Это было страшно для меня. Это было так больно, что внутри меня все разрывалось.

И я ушла в тот самый контроль и отключенность от самой себя, своих чувств. Главным для меня стал план и четкое его выполнение.

Вместе с контролем пришло жуткое раздражение и даже ненависть к близким. Все они делали все невовремя и неправильно. Они грозили разрушить мой зыбкий якобы покой. Любое несоответствие их поведения становилось пушечным выстрелом в меня. Мне казалось, что я одинока, что нет ни души, которая бы поняла меня и поддержала. Все только мешают собственной тупизной и расхлябанностью.

А вместе с этим я не могла быть рядом с дочкой. Не в физическом смысле. Я будто не могла любить ее. Ей нужно было мое тепло, моя норка, чтобы спрятаться — а я не могла открыться.

В такие моменты обычно не можешь осознать, что прячешься от боли — контроль приходит будто сам, а ты просто повинуешься.

Мои клиенты называют это состояние очень похожим образом, хоть и разными словами: универсальный солдат, терминатор, жесткий менеджер, идеальный организатор, робот. Все эти слова характеризуют человека в состоянии холодности, расчета, эдакой нечеловеческой нечувствительности вместе с повышенной эффективностью.

Нам действительно периодически жизненно необходимо включать вот такую функцию. Она есть у всех. Только отключать вовремя не всегда удается.

А если человек зависает в этом состоянии дольше необходимого, происходит заморозка всех чувств. А нужно оно, чаще всего, в достаточно экстремальных условиях и на короткий период — пока нужно быстро и четко действовать, чтобы избежать реальных угроз. А мы надолго, если не навсегда, перестаем радоваться искренне. Нам не удается любить по-настоящему. Веселье становится картинным и даже обременительным. Жизнь перестает жить внутри нас. Мы просто выполняем функции. Все.

Чтобы вновь завести моторчик, снова начать жить, нам и приходится сталкиваться с теми переживаниями, от которых загородились.

Только признавшись себе, как страшно мне потерять ребенка, испытав дикую боль, сжигающую грудь, от ее страданий и ужаса — мне удалось подарить ей то тепло и опору, которую она так ждала. Мне было так больно, что приходили сомнения, выдержу ли. Но теперь я видела, где больно. А значит, могла пожалеть и поддержать себя сама и попросить об этом близких.

Вместе с этим я вдруг стала замечать то, чего просто не видела в том состоянии замороженности. Переживания и готовность быть рядом самых любимых мною людей —  опоры, которых, как мне казалось, просто нет, были внутри меня и совсем рядом со мной. Но только начав чувствовать всю эту пакость, я смогла их разглядеть и использовать.

И вдруг совсем не важными стали контроль и планирование. Мелкие ошибки, случающиеся с каждым из нас, стали просто мелкими шагами, которые можно исправить или использовать всем во благо.

Напряжение спало.

Из состояния «контролирующего робота» всегда кажется, что другого способа выжить нет. Страх боли и переживаний поглощает и не дает жить. Решиться пойти в свои чувства сложно не только потому, что это боль. Наше сознание закрыто, мы часто просто перестаем видеть, от чего убегаем.

Но поход в собственные переживания, пусть даже и надуманные, как кажется многим, способен дать нам возможность жить — радоваться, любить, творить и жить.

Оставить комментарий