Для меня всегда была важна похвала, признание моих заслуг и достижений.

А кому-то это может быть не важно?

Со временем я научилась дарить это счастье самой себе.

На халяву, как говорят, и уксус сладок, а тут приходится потрудиться. Сама сделала, сама похвалила. Да еще так, чтобы остаться довольной — непростое умение, но очень ценное.

Но это умение ни в коем случае, не отменило моего крайнего удовольствия от похвалы меня другими. Вот только научиться честно просить эту самую похвалу-одобрение у других оказалось делом еще более сложным.

Но ведь всегда приятно получать кусочек тортика, который не сама испекла. И не важно, попросила ты его или тебя угостили, просто потому что вкусно это.

Но пару лет назад я открыла для себя новую вселенную. Тортики так же, как и похвала, бывают вкусными и невкусными. А еще тортики бывают съедобными, а бывают бутафорскими — пластиковыми. Сейчас вот сижу и недоумеваю, как я раньше на это не обращала внимания?

Можно показать тортик, сказать даже, что он твой — и не отдать, пронести мимо. Такое случается, когда мы хвастаемся своими детьми, мамами, подругами, мужьями перед другими. Хвалим, гордимся, исходим сладкими слюнями — только адресата перепутали.

А тому, кому этот тортик предназначался, остается только наблюдать, слюнки глотать и испытывать странное чувство. Я вроде должен быть благодарным, счастливым, накормленным — а мне пусто, голодно и обидно. И даже возникает ощущение, что тебя предали. Хотя теоретически сетовать не на что, тебя ж похвалили.

А в итоге? Тортик был. Тот, кто съел, удовольствия не получил, потому что тортик не на его вкус. Адресат остался голодным, обиженным и часто даже злым и преданым. А кулинар? Живет в ощущении, что всё прошло замечательно. Тортик был, его съели, спасибо сказали — да и накормить будто удалось не одного, а нескольких. Потом только возмущается — а что это ты меня не благодаришь? Обманка.

Можно подарить тортик, но бутафорский — просто потому, что так положено или сказал кто-то авторитетный. Хвалят меня вроде, вот только не жуется… а если прожевал, так потом изжога мучает.

Вот ребенок подбегает ко мне и сотый раз показывает, какой большой шарик у него из жевательной резинки надувается. Я, когда первый раз увидела — очень удивилась, восхитилась и посмеялась. А вот на сотый раз мне уже не интересно, надоело. Хвалить, восхищаться? Не буду, потому что не люблю я пластмассовых сладостей сама и своих любимых не хочу ими кормить.

Но про себя, а потом и вслух отмечаю, как он упорно стремиться сделать огромный шар, как приобретает большее умение и ловкость в этом деле. Как это здорово, что у него хватает выдержки вот так стараться и столько сил прикладывать, чтобы результата добиться. Тортика не вышло — конфетка маленькая получилась, но настоящая. Вкусно.

И пусть это не совсем то, на что рассчитывал ребенок — он-то бежал за огромным вкуснющим тортом. Торта нет в наличии — так бывает. Зато я готова ему с радостью предложить маленькую сладкую конфетку — не торт, но вкусно. И без противных последствий — ощущения обмана или подставы, неоцененности или ненужности. Что есть — тем готова поделиться, по-честному.

Еще круче бывает, когда считается, что торт надо заслужить и только целиком. Вот когда сделаешь дело, доведешь до конца, тогда и торт получишь. А пока результата не принес — сиди голодный! И никаких тебе конфеток, даже малюсеньких.

Но доведение дело до конца — процесс длительный, кропотливый и, главное, всегда состоящий из множества этапов. На каждый этап человек затрачивает силы. И если он силы затратил, то хочет получить приз — пусть даже и маленький. Ведь кушаем же мы не только тогда, когда дело доделали до конца. Мы принимаем пищу в первую очередь для того, чтобы энергия была для этих вот дел.

Живой пример из того, что я недавно наблюдала.
Ребенок проходил аттестацию на скорость чтения школе. Прочитал ни много, ни мало — в 2 раза быстрее положенной нормы. Что получил? Ну да, аттестацию ты сдал, но настоящим молодцом ты будешь, когда дочитаешь до конца «Волшебника Изумрудного города».

Ребенок в миг превратился из живого, подвижного и радостного в понурого и еле плетущегося, с поникшей головой… и без желания не то что читать, а вообще двигаться даже.

Похвала в этом случае становится какой-то недостижимой мечтой. Причем скорее несбыточной, иллюзорной, чем реальной и осязаемой. А кто ради такой мечты — когда я опытным путем заранее знаю, что получить ее за гранью реальности — будет что-то делать? Зачем? Я сейчас голодный — сколько можно меня «кормить завтраками».

Буду пробовать тогда что-то другое делать, а вдруг дадут сладкого все же? Но если история повторяется со всеми делами — желание прикладывать куда-либо силы пропадает вообще. И тогда получается только из-под палки. Чтобы не побили.

Еще один замечательный сюжет — это когда хвалят, сравнивая меня с кем-то.
Или показывают тот самый вкусный тортик, по моему вкусу приготовленный, но не дают. Потому что вот Петя его заслужил больше меня.

Тортик может остаться и ждать, когда же я дотянусь до Пети. Но либо Петя идет вперед и я не успеваю — либо, дотягиваясь до Пети, тортик мне уже не так вкусно кушать, испортился он.

Странное чувство здесь возникает. Мой тортик, мне приготовленный, а кушать можно только когда случится что-то, зависящее от другого человека. И я смотрю уже не на свой аппетит, не на свои достижения, не на свежесть и вкусность тортика — а ем, что дают. Потому как от меня тут ничего не зависит.

Но ведь я вкладывал силы, я достиг своих результатов, я устал и проголодался. При чем тут Петя? Хотя бы кусочек от тортика съесть хочу.

Все эти сюжеты, истории и сценарии знакомы нам всем. Так мы хвалим не только людей вокруг, но и самих себя. Это наша пища, наши силы, наша мотивация. Что посеешь, то и пожнешь. Может, стоит сеять только настоящие семена — пусть они не так красивы, как бутафорские. Но они прорастут и дадут нам сил.

Оставить комментарий