soul2Если чувства близкого понятны тебе, всегда ли стоит их разделять с ними, брать на себя? Или ты можешь понимать, что чувствует другой, не испытывая того же самого?

В первой части статьи я писала о понятии, причинах и способах выхода из заимствованного чувствования. Здесь я опишу историю девушки, которая сумела разглядеть и отделить себя от НЕсебя.

Таких историй множество, одна из них, возможно, сейчас происходит и с вами.

 

— Как я могу доверять мужчинам в принципе, ему конкретно, если даже самый близкий мужчина меня предал?

Перед следующей фразой ей приходится набрать много воздуха, задержать его надолго — как—будто ей страшно выдыхать. И после нового вдоха она все же решилась.

— Мой папа был самым лучшим на свете. Он был воплощением идеального мужчины. Он делал так, что я всегда рядом с ним чувствовала себя самой лучшей. Он так сильно любил меня, что я не могла сомневаться в собственных силах, привлекательности, в том, что я хорошая. Он был хорошим семьянином. Цветы маме так часто, помню. Погулять вдвоем с ней, подарки. Они и не ругались практически никогда. Папа как—то все умудрялся сгладить.

Он попал в аварию.  Так внезапно. Это было так страшно.

А потом, разбирая документы, мы с мамой обнаружили, что до нас у него была женщина. И там возможно был ребенок. И он их искал.

Это было таким сильным ударом по маме. Она замкнулась. Как—будто обозлилась. Она даже не смогла толком его оплакать. Она так злилась. Она не показывала. Но я же понимала, что происходит. Это было предательство.

Мы жили в полном ощущении счастья. Все было прекрасно. И тут выясняется, что он искал, нам ничего не рассказывал. Как же так можно? Получается, все, что было — это выдумка, притворялся?

— Про маму и, что он пережила, я поняла. А что с тобой было, когда ты узнала?

— Я даже не помню. Я как—то не отреагировала на это особо. За маму было страшно обидно.

Потом я поняла, что меня гложит ревность что ли. Ведь получается, я была не единственной. Он еще кого—то мог также сильно любить. А я, получается, стала бы не нужна.

— Но ведь у тебя есть младший брат. К нему тоже ревновала?

— Нет. Папа как—то поровну что ли мог нас любить. Нам обоим было хорошо. У меня не возникало мысли о том, что папа его может сильнее любить. Или что я не нужна буду.

— А в этой ситуации возникла?

— Да. Как будто он меня променять хотел. Странно. Ведь папа и правда был таким человеком, что умел всем давать любовь.

— Но тебе было обидно за маму.

— Да. Для нее это точно было предательством.

— Гипотетическим…

— Ну он ведь искал. Зачем?

— Он искал своего ребенка, он хотел его любить. Также как и вас двоих.

— А мама? Как же предательство мамы? Ведь он всю нашу семью предал, получается.

— Предал? Или ваша семья так решила?

— Да, я … он не предавал. Но нам показалось, что хотел.

— Кому — нам?

— Мне, маме… так решила мама. Она ведь даже не горевала, а злилась на него.

— Ей так легче было? Не горевать — злиться?

— Да. Она до этого вообще не могла придти в себя. А потом как отрезало.

— Ты приняла мамино решение как свое. И теперь не знаешь, как доверять мужчинам? Тебя кто—то предал?

— Нет. Он меня любил. Я была лучшей для него. Я так люблю его, так скучаю.

Оставить комментарий